+16
Подпишись: Будь в курсе жизни города!

Правительство загоняет граждан в новую финансовую ловушку.

Правительство загоняет граждан в новую финансовую ловушку.

Похоже, пресловутый «налог на тунеядцев» станет реальностью уже в текущем году – это дал понять глава Минтруда Максим Топилин. Между тем ситуация в российской экономике лучше не становится – работу теряют как те, кто трудится официально, так и занятые в «сером» секторе. Кого в таком случае называть тунеядцем – большой вопрос. Недавно федеральный министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин в интервью официальной прессе сообщил, что в 2017 году правительство планирует разработать несколько схем «легализации» занятых в теневом секторе обывателей.

Главная задача, которую ставят перед собой власти, – заставить их платить взносы в Пенсионный фонд и Фонд обязательного медицинского страхования. В первый придётся ежегодно отдавать не менее 15 тыс., во второй – около 10 тысяч. Таким образом, сбор с каждого «теневика» будет сопоставим с суммой, которую государство получает с индивидуальных предпринимателей (за вычетом налогов с бизнеса), которые вынуждены самостоятельно перечислять деньги в ПФР и ФОМС. Кто именно и каким образом будет признаваться «тунеядцем», пока неизвестно. Но Топилин пообещал «максимально разумно и аккуратно подойти к рассмотрению этого вопроса». Заодно министр отверг «инсинуации, что это должны платить матери, которые детей воспитывают, пенсионеры, дети, инвалиды». Вот только стоит ли верить таким заявлениям?

Утопия Топилина

Введение очередного налога – лишь полдела.

Пожалуй, основная проблема в фискальной работе – как наладить сбор денег. Опыт соседней Белоруссии показывает, что в случае с «тунеядцами» эту проблему решить довольно сложно. Декрет «О предупреждении социального иждивенчества» вступил в силу почти два года назад, но за это время сидящими на шее у государства признали себя только 16 тыс. человек, хотя власти разослали по стране четверть миллиона писем с требованием заплатить налог. Таким образом, механизм взимания средств с не раскрывающего источники своего существования населения фактически не заработал. И это в небольшой Белоруссии, население которой даже меньше, чем в Московском регионе. Потому можно предположить, что администрирование российского налога с «социальных иждивенцев» будет ещё менее эффективным. По известной оценке вице-премьера Ольги Голодец, «в секторах, которые нам видны и понятны, занято всего 48 млн человек. Все остальные (38 млн) непонятно, где заняты, чем заняты, как заняты». Солидность цифры подтверждается и недавним исследованием центра социально-политического мониторинга РАНХиГС: численность работников, не оформляющих свою занятость, выросла с 7,3% в 2006-м до 11,7% в прошлом году. По тем же данным, доля участников некриминального теневого рынка труда в 2016 году составила 40,3%. Обложить столь серьёзную массу граждан довольно-таки болезненным сбором – задача, с которой, вероятно, не справится ни одно правительство в мире.

Работы нет, но вы держитесь

Тем временем власти терпят неудачу в процессе создания рабочих мест, на которых могли бы успешно трудиться те самые «тунеядцы». Как признаёт директор центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Владимир Гимпельсон, «в России ликвидация рабочих мест доминирует над созданием». Например, в промежутке с 2008 по 2014 год их было создано менее 5%, уничтожено – 6,3%. А ведь, как отмечает эксперт, «развитые экономики генерируют 15% новых рабочих мест в год». Соответственно для России, которая к числу благополучных государств не относится, данные темпы должны быть ещё выше. ПО ТЕМЕ 366 Восемь человек задержаны по факту нападения на сотрудников Росгвардии в Новой Москве Накануне вечером, 29 декабря, группа преступников напала на патруль вневедомственной охраны Росгвардии в Новой Москве. Злоумышленники завладели огнестрельным оружием и открыли по силовикам огонь, в результате чего погиб один человек.

В свою очередь, старший научный сотрудник Института экономики Карельского научного центра РАН Олег Реут отмечает, что структура экономики РФ искривлена «в сторону ресурсных отраслей, обеспечивающих ренту и нуждающихся в небольшом количестве узкоспециализированных работников». Такой подход, по его мнению, не способствует увеличению занятости населения. При этом очевидно, что в кризисное время занятость может только сокращаться. Согласно ожиданиям экспертов портала Superjob, «при существующих тенденциях общий уровень реальной безработицы в России к 2022 году может вырасти в несколько раз, до 20–25%». Что касается конкретики, то, по прогнозу основателя HR-проекта «Антирабство» Алёны Владимирской, сокращения ждут прежде всего банковскую и финансовую сферы. В 2017 году ещё 30% банковских сотрудников потеряют работу, уверяет она. Также под угрозой потери работы находятся граждане, работающие в сферах девелопмента, транспорта, туризма и телекоммуникаций». Ситуацию усугубляет общее развитие технологий. Уже начали вымирать все специальности, в которых человека можно заменить компьютером. Здесь можно вспомнить заявления главы Сбербанка Германа Грефа. На экономическом форуме в Давосе он анонсировал сокращение количества работников финансовой организации вследствие её цифровизации вдвое к 2025 году. Таким образом, в российских условиях работающему человеку угрожает не только съёживание сфер занятости, но и банальный технический прогресс.

Порок бедности

Однако и тем счастливчикам, которые пока имеют работу, жизнь не кажется сказкой. Стабильный доход при условии, конечно, что зарплату выплачивают вовремя, вовсе не является гарантией безбедного существования. Вот несколько цифр. 20 млн наших сограждан живут на доходы ниже прожиточного минимума, составляющего в среднем по стране 9889 рублей. 5 млн человек получают и вовсе минимальное жалованье – на сегодня это 7,5 тыс. рублей. В результате у 41,4% граждан, как установили в середине прошлого года в НИУ ВШЭ, не хватает денег на покупку одежды и продуктов питания. По методологии же ОЭСР и ЕС, к бедным в РФ относится четверть населения, чей доход ниже среднего по стране. При этом, как отмечает замминистра финансов Татьяна Нестеренко, «самыми бедными в России, около 37% числа всего бедного населения, являются молодые семьи». Впрочем, как отмечают аналитики Института национальной стратегии (ИНС), для России вообще «характерна проблема бедности работающего населения, включая квалифицированных специалистов». По данным экспертов, среди самых низкооплачиваемых профессий значатся как грузчики, охранники и курьеры, так и «медики, работники сферы образования, особенно дошкольного, и учёные». «Статус «человека труда» в современном российском обществе существенно ниже социальной нормы», – подчёркивают в ИНС.

Однако правительство почему-то занимается не тем, чтобы создавать рабочие места и способствовать росту доходов граждан. Оно предпочитает строить заведомо неосуществимые планы по налогообложению «тунеядцев», которых, очевидно, с каждым годом будет становиться всё больше. КСТАТИ Неравенство и небратство Тяжёлое положение на рынке труда в России интересным образом сочетается с постепенным повышением децильного коэффициента неравенства доходов. Под ним подразумевается отношение средней величины доходов 10% наиболее богатой части населения к доходам 10% беднейшей части. В РФ, по подсчётам Росстата, он в данный момент составляет 16,8 (это в полтора раза выше предельно допустимых значений, рекомендуемых ООН). Хотя есть и более смелые оценки – так, по мнению экс-министра труда и соцразвития Сергея Калашникова, он достигает 24 (это примерно равно соотношению, зафиксированному накануне Октябрьской революции 1917 года). Для сравнения: в странах Скандинавии этот показатель не превышает 4–5. Российские же уровни коэффициента сопоставимы с показателями слаборазвитых стран юго-востока Азии и Чёрной Африки. Неутешительное значение коэффициента подтверждается и такой статистикой: на долю 1% богатейших граждан РФ приходится 71% национального богатства.

Это гораздо круче, чем в среднем по миру (46%) или в среднем по Африке (44%). Такое положение дел не может не вызывать раздражения. Как гласят результаты опроса, проведённого «Левада-центром» в мае 2016 года, 41% опрошенных оценивают напряжённость между богатыми и бедными в России как «очень сильную» (в 1994 году доля ответивших так составляла 18%). В целом же 90% респондентов признают существование проблемы неравенства. На ту же тему есть исследование и у ВЦИОМ. Он установил: доля считающих, что «некоторые группы людей получают неоправданно высокие доходы», выросла с 15% в 1990 году до 40 – в 2015-м.

Всеволод Истомин Опубликовано: 30.01.2017

Источник: https://versia.ru/pravitelstvo-zagonyaet-grazhdan-v-novuyu-finansovuyu-lovushku

Источник: https://vk.com/wall-45799806_61158

Поделиться

Популярные материалы

Показать ещё

Сообщение об ошибке