Вятскополянский предпринимательский климат кажется более мягким, чем кировский

ОХОТНИК НА ТРОПЕ БИЗНЕСА

Вятскополянский предпринимательский климат кажется более мягким, чем кировский: и на налоговую бизнес там не сердится, и власть не ругает, и даже частные музеи открывает. Или это единичный случай особого оптимизма? Об этом в интервью «БН» рассказал Валерий Смолюк, директор группы компаний «Метелица».

Вы – один из представителей бизнеса 90-х. Как и чем решили рискнуть в то время?

– Нужно было думать о том, чем кормить семью, как растить детей. Мне поступило предложение принять участие в совместном бизнесе от ребят, с которыми я учился в Кирове. Они начали заниматься мехом, шить головные уборы. Семья мне сказала тогда: «Ни в коем случае, как ты можешь уйти со стабильной государственной службы неизвестно куда!». Я был инспектором по охране животного и растительного мира и председателем общества охотников и рыболовов, но решил написать заявление об увольнении и встать на тропу бизнеса.

Отчасти с семьей можно согласиться - опасно было в то время.

– Было очень много разных моментов. Я встал на рынок, когда меховыми изделиями торговали только дагестанцы: поставил стол, палатку и начал продавать. Когда мои родственники приходили со мной и вдруг видели кого-то из знакомых, они прятались за палатку, чтобы их никто не узнал. Стеснялись моей деятельности. Конечно, со всех в то время собирали дань. Но мне удалось договориться и я ни разу никому ничего не заплатил. В то время сырье завозилось из стран Прибалтики, Белоруссии, шилась продукция в Кирове. Когда я понял, что спрос на меха большой, начал ездить в близлежащие города, потом организовывал выездную торговлю в Татарстане, Башкирии. В 2003 году у меня получилось взять в аренду помещение, и я открыл первый магазин. С этого начался новый этап бизнеса. Сегодня у нас уже 18 торговых точек по России: в Кировской области, Башкирии, Татарстане, Удмуртии и Костромской области. В Кирове же компания под названием «Метелица» - наши партнеры, с которыми мы начинали - разделилась позднее на три другие.

Что сегодня есть в ваших магазинах?

– Сначала мы специализировались только на меховом сегменте. Сейчас же, если говорить о торговле, мы продаем разную верхнюю одежду и аксессуары (сумки, шарфы, тапочки и т.д.). Кроме того, у нас есть и свое производство – компания «Фабрикант», которая занимается пошивом не меховой и меховой одежды.

А как вы решились на создание собственного производства? В наше время это слишком затратный процесс, как утверждает большинство предпринимателей.

– Да, 2-3 последних года для меховщиков были непростыми: кто-то сокращался до минимума, кто-то пытался уйти от налогов. Нужно выстраивать свою стратегию: знать, у кого ты покупаешь сырье (конкурентно оно или нет), где продаешь товар, с какими партнерами работаешь (надежные они или нет). Если все делается на авось, то возникают проблемы. Я не скажу, что мое производство широко поставлено, но даже я столкнулся с большими проблемами, когда мне нужно было найти кадры: швей, дизайнеров, технологов. Я понимал, что вкладываю много, а получается не все. Но предприятие живет, сегодня ему уже пять лет и скоро оно даже переедет в другое помещение. Кроме того, уже есть люди, которые просятся к нам на работу. Всего же у нас трудится 25-30 человек.

Этот бизнес рентабельный?

– Да, сейчас производство прибыльно, хотя еще не рассчиталось со мной, как с инвестором.

В этом году весь меховой бизнес должен был включиться в систему особого госконтроля – чипирование продукции. У многих предпринимателей это вызвало некую панику. Как на данное нововведение отреагировали вы?

– Мы включились в процедуру, прошли все ее этапы. А после этого открыли еще одно производство меховых изделий.

То есть вы остались в плюсе? А другие предприниматели жаловались на упущенные прибыли.

– Мы заранее были к этому готовы, наши юристы прорабатывали вопрос досконально, и мы четко понимали, как будем входить в данную процедуру. Это, конечно, стоило денег. Оборудование и «чипирование» уже имеющейся продукции обошлось нам, например, в 1,5 млн рублей. Сейчас же мы только «чипируем» нашу продукцию: один чип стоит порядка 30 рублей.

Почему тогда другие предприниматели ругали эту инициативу?

– У нас все привыкли к тому, что любое нововведение должно вызывать противоборство. Но надо понимать, что это действует во всех развитых странах. У нас же подобная система уже работает на алкогольном рынке, в меховой отрасли, а потом планируется внедрить ее и в другие сегменты торговли. Самая большая сложность состоит в том, чтобы в компании были специалисты, которые могли бы правильно понять и пройти данную процедуру. У предпринимателей, которые вели свой бизнес не на должном уровне, у кого даже не было нужного штата, и возникли сложности.

Вы лично за подобные нововведения?

– Да, государство должно увеличивать налогооблагаемую базу. Но я понимаю, что правительство должно ориентироваться и на конкретную ситуацию в стране. Когда в экономике кризис, предпринимателям и так нелегко, поэтому данное нововведение оказалось несвоевременным. Да, было много дискуссий на тему того, от кого шла подобная инициатива: от самого государства или тех меховщиков, которые хотели устранить конкурентов. Но все уже сделано и сейчас ничего не изменить.

Вам стало легче работать на рынке?

– Да, рынок стал чище. Если взять «выездные бригады» (тех, кто ездит с шубами от Мурманска до Владивостока), их стало в разы меньше. Они, как правило, сокращают сроки разъездов, или вообще закрываются.

А цены сильно выросли?

– Стоимость шуб выросла, но не из-за чипования, а в связи с общими тенденциями на меховом рынке и скачка доллара. Если еще в прошлом сезоне норка стоила дешево и люди активно ее покупали, то теперь, когда доллар вырос, она стала многим не по карману. Цены в целом увеличились в 1,5-1,7 раза. Сейчас рынок сыграл на понижение, сырье стало дешевле, но появилось чипование. В итоге цены снова выросли процентов на 10.

На ваших предприятиях и магазинах кризис, судя по всему, не очень сказался?

– Кризис повлиял в первую очередь на потребителях: они не могут позволить себе те изделия, которые раньше покупали и переходят на более дешевые меха — мутон, например. Мы же изначально поняли, что нам не продать те же объемы, что мы реализовывали раньше и вынуждены были провести оптимизацию. Часть персонала сократили, а часть – перевели в другие структуры, принадлежащие нам же.

И санкции тоже не сильно сказались?

– Они повлияли разве что на работу с Украиной. Предприниматели оттуда даже пытались пройти через границы, чтобы предложить России свою продукцию. А что касается других стран, то санкции, в основном, коснулись новых технологий, военного оборудования. У нас же только меха.

Сколько человек сегодня у вас работают?

– Всего более 150. У нас группа компаний: одни занимаются реализацией, другие — производством, третьи — гостиничным бизнесом, четвертые — работают в области туризма.

Целый холдинг. Налоговая к вам не предъявляет претензий?

– Было такое: нас пытались «подвести» под средний бизнес. Когда компании взаимосвязаны, нужна особая ответственность. Юридически у нас оформлено все верно: мы привлекали специальную группу аудиторов, которые посоветовали нам, какие изменения необходимо провести, чтобы все соответствовало закону. Нет ничего плохого, что я являюсь учредителем предприятия, которое помогает развитию какого-либо социального сегмента — школы английского языка, например. Как ее можно включить в производственный холдинг? Конечно, у налоговой — свои инструкции, но когда начинаешь объяснять, они понимают. Поэтому разногласий у нас нет — мы работаем.

И у вас никогда не возникало желания «сбежать» и зарегистрировать бизнес в другом регионе?

– Этот вопрос, наверное, встает у тех предпринимателей, которые неправильно строят бизнес или специально хотят покричать о том, что уходят. У меня таких мыслей не было. Да, однажды одного моего знакомого начали проверять так часто, что он решил перерегистрироваться. А я тогда подумал, что это ему даст: люди здесь, производство здесь. Может быть, можно договориться? Если заплатил налоги, то чего бояться. В любом случае есть суд, который все прояснит.

Наверное, вам помогает то, что вы — известный в городе предприниматель и участвуете во многих благотворительных проектах.

– Конечно, все меня знают, город у нас маленький. И налоговая идет чаще всего к тем, кто на виду. Про тех, кто в тени, редко вспоминают. Главное, чтобы проверки не мешали процессу работы. Если нашу бухгалтерию остановить хотя бы на неделю, можно упустить определенную выгоду. Поэтому надо уметь договариваться. И, конечно, если меня в чем-то будут несправедливо обвинять, я стану защищаться.

На одном из ваших творческих проектов остановимся подробнее. «Музей шляп» оправдал те цели, которые вы перед ним ставили?

– Создание музея в провинциальном городе — проект больше социальный, чем коммерческий. Находясь в больших столицах, где туристы ходят толпами, я понимал, что окажись музей на их пути, он бы давно полностью себя окупил. Но у нас совершенно другая ситуация. Да, в определенные месяцы музей бывает рентабельным, но, конечно, в целом дохода не приносит. При этом мы делаем все для того, чтобы наша коллекция пополнялась, создаем интересные программы, дополнительные проекты. Я бы очень хотел, чтобы наш город стал привлекательным для туристов: у нас несколько музеев, мы устраиваем фестивали. К слову, Рио-де-Жанейро тоже не сразу стал популярным. Поэтому и я верю в то, что наша инфраструктура когда-нибудь станет лучше и люди в Вятские Поляны поедут.

После ваших путешествий вы не раз говорили в интервью, что больше всего любите Россию. Почему?

- Мир очень красив. В Исландии, например, очень интересно, здорово, Австралия – уникальная страна, а в Нью-Йорке я прожил две недели и ничем не вдохновился. И в любой точке земного шара мы всегда думали о нашем городе. Мне здесь хорошо, все родное. Я люблю путешествовать, часто езжу в разные страны мира. Но я всегда хочу вернуться.

Елена Окатьева

Досье:

Валерий Иванович Смолюк, директор группы компаний «Метелица» (г. Вятские Поляны)

Дата и место рождения: 22 сентября 1966 год, Вятские Поляны.

Образование: высшее (биолог-охотовед).

Карьера:

1984-1986 — служба в армии;

1986 — 1992 — учеба в Кировской сельхозакадемии;

1992 — 1997 — инспектор по охране животного и растительного мира;

с 1997 года — индивидуальный предприниматель (сегодня в группе компаний меховой бизнес — магазины и производство, туристическое агентство).

Увлечения: охота, активные виды спорта (футбол, волейбол), парапланы, стрелковый спорт, конный спорт.

Книга, которую сейчас читаю: А. Торик «Флавиан»

Любимая музыка: бардовская музыка, В. Цой.

Любимая кухня: морковка по-корейски, капуста, борщ, пельмени, конская колбаса.

Девиз: их несколько: «Сохрани порядок, и порядок сохранит тебя». «Никто, кроме нас». «В команде — вся сила».

От автора:

От Валерия Ивановича исходит особая энергия — светлая, добрая. Даже когда он не улыбается, его глаза всегда улыбаются. Он сразу согласился на интервью, очень переживал, что не успевает к определенному времени и сам несколько раз перезванивал, извинялся. Но в итоге приехал к нам в редакцию и был очень прост в общении. Редкий человек.

bnkirov.ru/articles/26667

Теги

Поделиться

Популярные материалы

01. Мистика загадочных и исторических мест. Что это?

 На ночь глядя.«Аномальные» места и необъяснимые проявления. Попытки осмысления без претензий на утверждение – что есть что. Даже в том случае, когда в причину ставятся однозначные выводы фундаментально-официальной науки, школьных учителей, или даже утверждения последователей булгаковского Берл
8.10 20:41 857

Ещё вчера на улице Азина была кромешная тьма, а сегодня, посмотрите, светло почти как днём

Только хотела произнести знаменитую фразу: жить стало лучше, жить стало веселее, как свернула на родную улицу Школьную. Вроде центр города, а ни одного светильника до сих пор. Кроме, конечно, тех, что у здания лицея с кадетскими классами. Тротуары никакие, хорошо хоть на подъездах предприимчивые жил
16.10 20:42 700

Котенок провалился в люк. Кто может спасти?

Около дома по ул. Азина 27, рядом с салоном Эль в люке сидит котенок. МЧС отказалось помочь. Жильцы местного дома тоже не в силах помочь этому котенку. Сейчас наступают холода и нужно достать его как можно скорее. К кому можно обратиться? Может кто то из жителей нашего города имеет возможность доста
12.10 09:43 695

Наши курсанты приняли участие в проведении XXXIV областной Спартакиады допризывной молодежи

С 26 по 28 сентября наши курсанты приняли участие в проведении XXXIV областной Спартакиады допризывной молодежи памяти Героя Советского Союза майора А.Я.Опарина. В спартакиаде приняли участие 34 команды. Наши курсанты заняли 10 общекомандное место.Источник: https://vk.com/wall-30160249_2173
2.10 14:59 476
Показать ещё

Комментарии

Комментариев пока что нет, будете первым?

Сообщение об ошибке