+16
Подпишись: Будь в курсе жизни города!

Бомбёжки и первый воздушный бой у Вятских Полян.

16 Августа 2017, 13:26 2017-08-16T13:26:42+03:00 Позитивные: vk.com 1768

В марте 1919 года колчаковские войска перешли в наступление. За полтора месяца они продвинулись на 300 – 350 километров, взяв Уфу, Сарапул, Ижевск, Воткинск и ряд других населённых пунктов. Советское правительство весьма серьезно восприняло новую угрозу. Ленин объявил Восточный фронт «главным фронтом Республики». Был выдвинут лозунг «Все на борьбу с Колчаком!». На восток пошли эшелоны с войсками и техникой.

В конце апреля на Восточном фронте наступил перелом. Руководство Красной Армии, сосредоточив на южном участке мощную ударную группировку, перешло в контрнаступление. Чтобы добиться подавляющего численного перевеса в зоне прорыва, красные перебросили войска с других участков фронта. Из-за отсутствия полноценной воздушной разведки колчаковцы не заметили этой переброски, и внезапный фланговый удар застал их врасплох. В сражениях, развернувшихся у городов Бугульма, Белебей и Бугуруслан, белые были разбиты и под угрозой окружения начали быстро отходить на восток...

****

Но на севере, на территории Вятской губернии, белогвардейское наступление по инерции ещё продолжалось. К 14 мая части белой Сибирской армии вышли на восточный берег реки Вятки.

В этот момент село Вятские Поляны оказалось на линии фронта, и его жители стали свидетелями ожесточённых боёв на земле, на реке и даже в воздухе.

Здесь красные авиаторы впервые встретились в воздухе с колчаковскими лётчиками.

Советская авиация здесь была представлена 5-м и 7-м разведотрядами (командир авиагруппы К.М. Падосек), размещёнными на аэродроме возле Арска, а затем – у Вятских Полян. Против них действовал 3-й Сибирский авиаотряд. В красных отрядах насчитывалось шестеро лётчиков, в белогвардейском – трое.

Авиачасти белых в это время страдали от нехватки горючего, боеприпасов, запчастей и лётного обмундирования. Если для красных авиаторов с воинскими эшелонами поступала, хоть и в малых дозах, новая авиатехника с московских и петроградских заводов, то в распоряжении белых были сильно изношенные дореволюционные машины, многие из которых находились в ремонте, а некоторые даже не имели вооружения. Колчаковцы вынужденно использовали давно устаревшие «Мораны-Парасоли», «Вуазены» и «Ньюпоры-11», которые уже не встречались в советских фронтовых авиаотрядах. Зимой 1918—1919 годов белогвардейские аэропланы крайне редко появлялись в небе над фронтом. Так редко, что это дало повод некоторым руководителям Красного Воздушного флота усомниться, а есть ли вообще у Колчака авиация. Статистика налёта авиации в Гражданскую войну показывает, что каждый самолёт до списания в среднем делал чуть более десяти вылетов. Поэтому каждый вылет самолёта был неординарным событием, которое редко оставалось незамеченным.

Из «Журнала боевых действий 28-й стрелковой дивизии»:

"8 мая 1919

В 10:10 со стороны противника появился аэроплан. И, описав несколько кругов над ж/д мостом, сбросил две бомбы: одну на ж/д мост и другую на 7 батарею, обе упали в стороне от указанных целей, не причинив вреда. После этого при следовании на Ниж. Заструг и село Сосновка сбросил воззвания в расположение 3 и 4 Петроградских полков с призывом ком. сиб. армией Гайды переходить в плен."

Обнаружить расположение аэродрома 3-го Сибирского авиаотряда красным пилотам удалось только когда войска 2-й армии начали контрнаступление.

25-го мая четыре советских экипажа на двух «Ньюпорах», «Фармане» и «Сопвиче», вылетели на бомбардировку тыловых объектов противника (проще говоря – железнодорожных станций и деревень, занятых белогвардейцами). У села Локтыжма (Лака-Тыжма) они обнаружили аэродром, на котором стояли «Вуазен», «Фарман» и «Моран-Солнье». Лётчики сбросили на аэродром пять десятифунтовых бомб, а затем – обстреляли его из пулеметов. Ещё семь бомб было сброшено на деревни Бодья и Локтыжма.

В «Боевом журнале 5-го разведотряда» отмечено, что и бомбардировка и обстрел проводились с высоты 1600 метров. Попасть с такой высоты бомбой, сброшенной вручную и без прицела, почти невозможно, а уж стрельба из пулемета и вовсе равносильна тому, чтобы просто взять и выбросить за борт патронные ленты. Красвоенлёты не могли не знать, что, атакуя с дистанции более полутора километров, они лишь впустую расходуют боеприпасы. Но, очевидно, чувство самосохранения было у них сильнее желания поразить цель. Ведь, летая на такой высоте, они и сами могли не обращать внимания на ружейно-пулеметный огонь с земли, а зенитной артиллерии у колчаковцев не было. Кроме того, если в полёте вдруг откажет мотор (а это случалось нередко), солидный запас высоты позволял на планировании «перетянуть» через линию фронта.

Бомбёжки в годы Гражданской войны были малорезультативными, бомб не хватало, поэтому иногда в ход шли приспособленные для этого мины, авиастрелы (заострённые металлические стержни с оперением), и были случаи, когда авиаторы сверху на пехотинцев кидали просто булыжники и куски рельсов. Главное, в чём себя эффективно проявила авиация во время Гражданской войны, - это воздушная разведка. Наряду с обычной разведкой, которая велась по старинке, конными разъездами, каждый полёт пилотов доставлял более оперативную информацию о расположении и передвижении войск противника.

Вечером того же дня, 25 мая, «Фарман-30» из 7-го разведотряда ещё раз появился над аэродромом белых у Локтыжмы, сбросив три бомбы. Но, несмотря на то, что в полётном отчёте было записано: «Видны воронки вокруг самолетов противника», ни одна из белогвардейских машин не получила повреждений.

26-го мая состоялся воздушный бой, первый на Восточном фронте. Колчаковский «Фарман-30» (тот самый, который днём ранее безуспешно пытались уничтожить советские лётчики) полетел бомбить станцию Вятские Поляны. Сбросив на стоявшие там воинские эшелоны сорокафунтовую шестовую мину от миномёта Лихонина (из-за нехватки авиационных боеприпасов колчаковцы часто использовали такие мины вместо бомб), лётнаб штабс-капитан Подгородников увидел идущий навстречу другой «Фарман», причём со звёздами на крыльях. Это был аппарат 7-го отряда, вылетевший на разведку вражеских позиций.

Вот как описывает дальнейшие события «Боевой журнал» 3-го Сибирского авиаотряда: «Подгородников, сохраняя полное спокойствие, в нужный момент открыл меткий пулемётный огонь, чем заставил снизиться, а затем во время последовавших смелых атак, искусным огнём, не давая противнику опомниться, вынудил на высоте 200 м уйти в глубокий тыл, не дав таким образом выполнить разведку».

Любопытно, что отчёт советского экипажа об этом бое, хотя он и написан не столь цветисто, по сути является «зеркальным отражением» предыдущего: «Фарсаль направился на "белого" над рекой Вяткой. Завязался бой, противник старался зайти нашему под хвост, но манёврами и пулемётной стрельбой заставили его бросить бомбометание, после последней очереди самолёт противника удалился со снижением в своё расположение».

Мы, вероятно, никогда не узнаем, кто же кого на самом деле заставил «уйти в глубокий тыл» или «удалиться со снижением», да это и не важно. Реальным итогом перестрелки стало то, что обе машины, целые и невредимые, вернулись на свои аэродромы. Причём оба лётчика остались уверенными в своей победе. Именно так и заканчивались в большинстве своём поединки в небе Гражданской войны. Факты свидетельствуют, что их результативность не идёт ни в какое сравнение с воздушными сражениями Первой мировой войны. В одних случаях это можно объяснить убогим состоянием техники, в других – низким уровнем лётной и стрелковой подготовки экипажей («нормально подготовленным» считался пилот, который умел сесть, не подломив шасси, а стрельбе по воздушным целям в лётных школах вообще не учили). Были для этого, скорее всего, и субъективные причины.

----------------—

Источник:

* Марат Хайрулин, Вячеслав Кондратьев. Военлёты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне. - М., Эксмо, 2008.

На фото: аэроплан "Фарман-30"

[id96897190|Владимир Слесарев]

Сообщение об ошибке