+16
Подпишись: Будь в курсе жизни города!

«Мародеры!»: награжденный орденом ВОВ завод разбирают на металлолом

18 Апреля 2019, 20:06 2019-04-18T20:06:21+03:00 Источник: vk.com 537

Любовь Порываева, журналист «Ридуса»


Жители города Сосновка Кировской области бьют тревогу: градообразующее предприятие — Сосновский судостроительный завод — находится на грани банкротства. Предприятие простаивает уже два года, рабочим не платят зарплату. В общей сложности 250 сотрудникам задолжали 35,5 миллионов рублей. Об этом активисты рассказали «Ридусу».

Один катер за два дня

Завод появился на берегу Вятки в 1941 году — предприятие эвакуировали из Ленинграда. Во время Великой Отечественной войны завод был гордостью Кировской области: здесь производили торпедные катера и аэросани для десантников.

«Это бывший ленинградский завод №?640. Его перевели сюда в 41-м году. Цеха еще не были закрыты крышей, а продукция уже пошла, — говорит председатель Совета ветеранов Сосновки Евгений Диков, проработавший на заводе больше 30 лет. — Впервые в Советском Союзе на нашем заводе был применен поточно-позиционный метод постройки судов. Нам удалось выйти на ритм, когда в два дня один катер собирали. Для того времени это было очень быстро. Наверно за это завод был награжден орденом Отечественной войны I степени. А сейчас войны нет, а завод стоит».


Сосновский судостроительный завод в годы войны

После войны здесь продолжали строить военные и рыболовецкие суда, спасательные шлюпки. В 90-х годах стало очень тяжело, но до 2017 года завод еще держался на плаву. Затем начались массовые сокращения, а директора стали меняться один за другим. С февраля должность генерального директора занимает Владимир Проценко, и к нему у рабочих больше всего претензий.

«Этот Проценко начал проводить инвентаризацию и сдавать все на металлолом. В судостроении есть такое понятие — „постель“. Это место, где собираются плоскостные секции судна: палубы, борта. А для них это просто металлические конструкции. И они их тоже вырезали, хотя никакого права не имели!» — возмущается глава совета ветеранов.


«Постель». Здесь производят палубы судов.

«Этот товарищ начал вырезать поголовно все, весь металл, — соглашается бывший начальник караула охраны завода Юрий Ефимов. — Охрану он отстранил от завода, снял жесткие диски с камер видеонаблюдения на проходной. Чтобы не было видно, сколько машин выехали с территории завода, как были нагружены. Мы начали возмущаться. Потом задним числом он начал выписывать какие-то накладные. Например, вывез шесть грузовиков — на них одна накладная на семь тонн. А мы же знаем: одна машина с металлом весит 7?8 тонн».

По его словам, почти каждый день машины вывозят с завода имущество: бывает по 12?15 машин. В основном это происходит по вечерам и по ночам.


«Даже канарейку не прокормишь»

Сейчас на заводе осталось всего 17 сотрудников — когда-то здесь работали пять тысяч человек.

«Осталось 17 человек, и тех на работу не пускают. Они сидят дома, причем без оплаты, что является нарушением закона», — говорит бывшая кладовщица Ольга.

Предприятие проходит процедуру банкротства. Бывшим работникам, которым много месяцев не выдавали зарплату, периодически «капает» на карту 10, 100 или 150 рублей. Счета предприятия арестованы, и как только на счет поступают деньги, служба судебных приставов распределяет их сотрудникам.

К примеру, одной из работниц Оксане Вадуевой — матери-одиночке с четырьмя детьми за неделю перечислили 145 рублей. «На эти деньги даже канарейку не прокормишь!» — негодуют местные жители.

Женщина вышла к зданию завода на одиночный пикет.


Нет завода — нет жизни

Директор предприятия Владимир Проценко уверяет — все идет по плану: понемногу завод распродает ненужное имущество и выплачивает рабочим зарплату. По словам руководителя, часть оборудования действительно исчезла, но это произошло еще до его прихода.

Реализуется неликвидное имущество: конструкции, стеллажи, столы. Это происходит под пристальным контролем прокуратуры", — объяснил он «Ридусу». — Вот эти самые «постели» — это были старые конструкции 2006?2010 года, покрытые коррозией. Начал проводить инвентаризацию — на некоторых конструкциях стоит по два инвентарных номера, у каких-то форма изменена. Значит кто-то уже их попилил и увез.

Проценко утверждает: охранники обвиняют его, потому что якобы хотят «прикрыть свои грехи».

«Я пришел на этот завод — цеха пустые. Задаю вопрос охранникам — те ничего объяснить не могут. Охрана, сторожа так называемые, работали здесь 12 лет. При них все это происходило. А в самом начале они подошли ко мне, потребовали, чтобы я им выдавал зарплату в натуральном виде — то есть металлоломом, запчастями. Я отказался, сказал, что зарплата будет выдаваться в соответствии с законом. Они сейчас обвиняют меня, потому что лучшая защита — нападение. Подключили ветеранов, КПРФ», — добавляет гендиректор.


«Я пришел на этот завод — цеха пустые», — рассказывает директор.

Владимир Викторович уверен: до нынешнего состояния завод довело прежнее руководство. Есть и объективные причины: Вятка обмелела, производить суда здесь больше невозможно.

26 апреля пройдет суд о банкротстве предприятия. Рабочие считают, что завод еще можно спасти, и пытаются привлечь внимание общественности одиночными пикетами. Кроме того, активисты записали видеообращение президенту Владимиру Путину.

1 мая бывшие сотрудники проведут митинг в защиту завода. Городские власти акцию согласовали.

«Завод должны восстановить. Если его ликвидируют, нам тут незачем будет оставаться. Нет завода — нет жизни», — заключает кладовщица Ольга.

https://www.ridus.ru/news/2974...

Сообщение об ошибке