+16
Подпишись: Будь в курсе жизни города!

Сказочный город Вятские Поляны

(Продолжение. Начало в № 146)

Как, вы еще живы?!

Беспокойные дни и ночи в осажденном Донецке протекали под уже ставшую привычной канонаду непрекращающихся обстрелов. Жители даже привыкли к атмосфере постоянного страха. Просыпаясь утром, все благодарили Бога за то, что пережили эту ночь. Если поначалу при каждом обстреле все, от мала до велика, спускались в подвалы и бомбоубежище, через несколько месяцев людям стало все равно. Как-то все свыклись с мыслью, что, уйдя на работу, могут не дожить до вечера. Бывало, невдалеке слышались взрывы, а люди все равно продолжали идти, куда шли. Даже научились различать, чем их обстреливают. Если слышен свист - значит, из минометов, если шелест - то это РСЗО «Град» или «Ураган», ну а грохот крупнокалиберной артиллерии все знают еще из военных фильмов.

- В мой дом, где я снимала квартиру, два раза попадали снаряды, - рассказывает Светлана Ладная. - Иду домой послемагазина. Метров за 400 увидела облако дыма над соседним подъездом. Когда пыль улеглась, оказалось, что там дырка в 1 метр диаметром. Стёкла во всем доме повылетали. В квартире они остались целыми только на кухне и в одной комнате. В другой пришлось заделать целлофаном. Так и перезимовала.

По словам Светланы, в военное время люди становятся намного сплоченнее. Помогают друг другу во всем, делятся последней одеждой и пищей. До войны город был не такой чистый, как сейчас. Людям хочется чего-то прекрасного и чистого в этой бойне. Они сажают цветы, подметают улицы, красят стены, чтобы как-то разбавить атмосферу страха и смерти яркими красками.

- Киевский район находится возле аэропорта, а шестая подстанция «Скорой» вообще - ад, - говорит Светлана (несмотря на все пережитое, она всегда на позитивной волне). - Заходим зарплату получать в центральную подстанцию, а там с искренним удивлением спрашивают: как, вы еще живы!?

Кто мог, тот уехал из города. Кто на запад, кто на восток - в гостеприимную матушку-Россию. Светлана больше удивляется местным мужикам: побросали семьи, работу и пустились наутёк. Среди ополченцев подавляющее большинство - это россияне, местные же, за редким исключением, не хотят воевать за родную землю. Неприятно, говорит Светлана, когда в новостях видишь, как в приюте для беженцев бродят из угла в угол или стоят в очереди за дармовой кашей здоровые, сильные донецкие мужчины.

В тылу врага

А в непосредственной близости от городских кварталов ополченцы мужественно держали оборону. Александр Дрондин стал своим среди ополченцев и завел множество друзей. Для опознавания в боевых операциях по радиосвязи у каждого был свой позывной. Александр получил позывной «Фунтик», так как он был самым молодым снайпером в ДНР.

Служил он в одной из диверсионно-разведыватель-ных групп, которые совершали рейды по тылам противника с целью нанесения максимального ущерба в живой силе и технике, прерывания коммуникаций снабжения, разрушения военной инфраструктуры, а также наведения артиллерии на позиции противника. В группе все роли и обязанности четко разделялись для максимально эффективного взаимодействия. Судьба всей группы зависела от каждого в отдельности. Александр со снайперской винтовкой обеспечивал прикрытие, ликвидируя с дистанции возможную опасность для группы со стороны противника.

- Бывало, пробираешься в тыл врага и замечаешь ловушки и растяжки противника, - вспоминает боевые будни Александр. - А затем этими же растяжками обвешиваешь территорию возле их блокпостов и укрепрайонов. Один раз машину, груженную тротилом, отправили на подрыв в одну из баз национальной гвардии. Взрыв был слышен на много километров…

В апреле 2015 года Александр перевелся в мобильный отряд ОМОН «Беркут». Зачищали донецкий аэропорт от сил ВСУ. Знаменитые украинские «киборги» – просто наркоманы, накачанные смертельной дозой наркотиков. Как вспоминает Александр, когда его отряд ворвался в разрушенное здание терминала, они увидели, как один из них со стеклянными глазами спокойно перевязывает себе оторванные взрывом культи ног. На лице – полная безмятежность.

Снайпер в армии на особом положении – это как свободный художник. Бывало, пройдутся артиллерией и РСЗО по позициям противника, а эффекта – ноль. А снайпер заляжет в маскировке на передовой, выждет удобного момента и может несколько человек в перестрелке убить. Подстреливали в основном офицеров, ибо, как говорили в древности, «поражу пастыря, и рассеются овцы». Так и бывало - потерявшая руководителя часть была деморализована и становилась легкой добычей ополченцев.

В июне началась мясорубка в населенном пункте Марьинка. Тяжелые бои привели к большим потерям с обеих сторон. Отличившемуся в ходе сражения Александру Дрондину присвоили звание прапорщика. Тогда же его контузило разрывом снаряда миномета. Потерявшего сознание разведчика вынесли с поля боя и отправили в госпиталь.

(Продолжение следует)

Дмитрий Охотин

Сообщение об ошибке