+16
Подпишись: Будь в курсе жизни города!

Принимать можно, продавать нельзя

Налоговая вредит не только предпринимателям, но уже и простым людям? Доколе?

Налоговики взялись за патентщиков

Индивидуальный предприниматель из Куменского района Евгений Русинов занимается приемом вторсырья уже 10 лет. Ежегодно он оплачивал патент, который дает ему право вести эту деятельность. И нареканий со стороны налогового ведомства вплоть до 2017 года не было. До тех пор, пока не попытался продать здание, на которое, вероятно, кто-то уже положил глаз. Сейчас все идет к тому, что из местечковой истории, его дело грозит ударить по предпринимателям, работающим на патентной системе, не только в Кировской области, но и по всей России. 


Индивидуальный предприниматель из Куменского района Евгений Русинов.
Почти два года предприниматель Евгений Русинов и его представитель Ольга Мамонова пытаются бороться с системой: бесконечные письма, суды, а толку пока никакого. Суть претензий налоговиков: раз в патенте указан такой вид деятельности как ««услуги по приему стеклопосуды и вторичного сырья, за исключением металлолома», то нельзя ни покупать вторсырье, ни каким-то образом его реализовывать. Например, продавать тем, кому оно нужно.

Кому помешал Русинов?
«Арестовали счета, машину, здание, все перекрыли, предъявили претензии, - рассказывает Евгений Алексеевич. - До этого претензий не было, что так нельзя работать, что нельзя закупать вторсырье. И продавать тоже. Но бесплатно никто не понесет. Бесплатно по-моему никто не будет принимать, все работают за деньги». Сколько вообще за время работы он принял вторсырья даже страшно представить: тонны в месяц! Иначе вся эта макулатура, стеклотара и прочий хлам превратились бы не в сырье, а в банальный мусор.

Предпринимателю из Куменского района налоговики насчитали несколько миллионов. Снимали деньги — а это половина «обыкновенной пенсии, обычного человека». Так что на жизнь вместе с услугами ЖКХ, оставалось порядка 5 тысяч рублей. «Лучше ничем не заниматься и лежать на диване. Жаловаться бесполезно», - сетует Русинов. И нехотя рассказывает, с чего, предположительно могли начаться его неприятности, которые, фактически, поставили его в ситуацию, когда он попросту лишается и дохода, и бизнеса.

«Я решил продать здание свое, у меня была вывеска — аренда, продажа. Полгода прошло пока не пришел покупатель. Я вывеску снял и потом начались движения... Оказалось, что все не так делал, не так работал, не так отчитывался».

В здании у Евгения Алексеевича находился небольшой магазин и пункт, куда могли принести стеклопосуду, макулатуру и прочее вторсырье. Для жителей Кумен это был способ немного подзаработать, ведь рассчитывался с ними Русинов честно и на месте. Возможность заниматься этим без патента, как делают более ушлые «вторбизнесмены»в Кирове, он вообще не рассматривает: «Без патента работать? Это же незаконно! Патент берется чтобы работать, выдавали его каждый год без проблем. Я ж не железо принимаю. И никто не наезжал».

При этом налоговики не объяснили ему, как же надо работать правильно.

Ни купить, ни продать. Тогда — что?
Что же все-таки не так, не может понять и представитель Русинова — юрист Ольга Мамонова. «Суд в решении написал, что в соответствии со статьей 346.43 налогового кодекса оптовая торговля товарами по договорам поставки не является видом деятельности, по которому предусмотрено налогообложение на основе патента., - рассказывает она. - Суд приходит к выводу, что деятельность по закупке и последующей перепродаже (реализации вторсырья и стеклопосуды на основе договоров поставки) относится к предпринимательской деятельности в сфере оптовой торговли, исключающей применение патентной системы».

Получается, что суд фактически запретил предпринимателю, применяющем патентную систему по виду деятельности «услуги по приему вторсырья» покупать, то есть принимать за деньги и реализовывать (перепродавать вторсырье). При этом ни налоговая, ни суд почему-то не учитывают, что существует классификатор кодов ОКВЭД, по которому эта деятельность относится к коду 46.77 - «Торговля оптовая отходами и ломом».

«У нас есть официальное письмо из органа статистики и регионального, и федерального об установлении соответствия между деятельностью услуги по приему вторсырья и классификатором кодов ОКВЭД с номером 46.77, - рассказывает Ольга Николаевна. -

По сути, естественно, это деятельность торговая, объектом налогообложения будет являться реализация товаров, и в связи с этим предприниматель, покупающий у населения и организаций вторичное сырье должен его продавать, то есть реализовывать».

«В этом смысл экономической деятельности. В этом цель достижения экономического результата, - говорит собеседница. - Такие же объяснения неоднократно давались и минфином. И управлением федеральной налоговой службы, однако, по каким-то причинам суд не принял это во внимание. И получилось, что это вообще не рабочая деятельность. Каким-то другим образом ее осуществлять невозможно».

Код 17
«Если он будет производить разовые отгрузки, давайте так это назовем, передавать принятое вторсырье заинтересованным организациям, ему на счет будут приходить деньги. С точки зрения гражданского права - это договор разовой поставки, передачи товара для использования в коммерческих целях. Фактически даже без договора — торговые отношения состоятся», - поясняет Ольга Николаевна.


Представитель Русинова — юрист Ольга Мамонова.
Получается, что единственное отличие от плановой оптовой торговли — это отсутствие графика. Ведь предприниматель, который работает со вторсырьем никогда не знает, сколько ему принесут, сколько он может продать и по какой цене, чтобы покрыть убытки.

«Мы оспариваем характер деятельности — продажи это или что-то другое. И не важно, есть договор или нет. Мы обращались в суд и просили — если он не прав, объясните? Ведь все предприниматели принимают за деньги и продают за деньги!», - рассказывает она.

Получается, что если решение вступит в силу, мелкие предприниматели, работающие по патентной системе и охватывающие тот рынок, который не в состоянии охватить крупные организации, потому что им всем нужны первичные документы, вымрут как класс. И работать тем же магазинам придется с крупными игроками и уже совсем по другим ценам. И это будет уже не вторичное сырье, а мусор. Можно пойти дальше и представить, что в таком случае, наша промышленность лишится ресурса, дешевого сырья.

Интересны, к слову, и нюансы по поводу стекла. Как объяснила Ольга Николаевна, на оборотной бутылке в Кировской области работает только один производитель. «Все, что относится к стеклобою, а это не только осколки стекла, но и бутылка, которая не может быть повторно вовлечена в оборот, в регионе вообще не востребовано, это необходимо вывозить на другие территории. Евгений Алексеевич заключал договоры и направлял предпринимателям в другие регионы. Но отгружал он на территории действия патента. И это ему в вину поставили: по логике налоговой, это означает, что он вел деятельность в других регионах».

По какой причине налоговики не обращают внимание на официальное письмо минфина, где четко разъяснено: в случае, если контрагент предпринимателя, применяющего патентную систему, находится в другом регионе, а вся деятельность ведется здесь, то это не является нарушением условия патента.

Где здравый смысл?
Когда было принято решение по результатам выездной проверки, Евгению Алексеевичу налоговый орган сразу наложил ограничение на операции по счетам: их арестовали мгновенно.

«В июле 2018 года обратились в арбитраж с иском об оспаривании этого решения и принятии обеспечительных мер. Несмотря на это 19 августа прошлого года возбуждается исполнительное производство на основании решения налогового органа, - говорит Мамонова. - Предыдущее решение на арест отзывается, накладываются аресты от приставов».

Отдельным иском представитель Русинова была вынуждена признавать исполнительное производство незаконным. Ведь так налоговики попросту создали условия, в которых работать не возможно: как вторсырье принимать, чем расплачиваться? И Русинов оказался передел дилеммой: надо ли продолжать работать, если ты не знаешь как правильно.

А как правильно налоговая не говорила. Даже несмотря на официальные обращения. Все, что получили на свои запросы предприниматель и его представитель, это бумага за подписью главного регионального налоговика: доводы предпринимателя направлены на несогласие с решением налогового органа.

То, что происходило потом, лишено здравого смысла: «В июне налоговая обращается в суд с требованием отменить обеспечительные меры. В заявлении налоговая указывает, что согласно анализу расчетных счетов у Русинова сильно упали обороты начиная с 2018 года. Но с учетом наложенных арестов какие могут быть обороты?».

Впрочем, этот довод, похоже, показался лишенным логики даже суду и Фемида, сочтя недоказанной позицию налогового органа, отказала.

Суды продолжатся
На сегодняшний день позиция представителя Русинова — это подача апелляционной жалобы на решение арбитражного суда Кировской области. И — надежда на справедливое решение. Иначе это будет прецедент для всей России: первое решение по оценке данного вида деятельности и, фактически, ее уничтожение.

Ведь большинство предпринимателей, которые занимаются этой деятельностью, работают не на упрощенной системе, потому что для них это сложно. Нет возможности спланировать ни поступление вторсырья, ни спрос его на рынке. На другой системе, кроме как на патентной, они не выживут. Впрочем, решение есть - попросту уйти в тень.

Налоговая: не продавать, а оказывать услуги
Позицию налоговиков простому смертному понять сложно, но возможно. С третьего раза. И суть ее такова: предприниматель не продает вторсырье, а оказывает «услуги по приему стеклопосуды и вторичного сырья, за исключением металлолома». Контрагент поручает ему это сделать и обязуется оплатить. Прямым текстом налоговики заявляют, что принятый код ОКВЭД, который соответствует классификатору налоговой по этому виду деятельности, здесь как бы не при чем. Со слов представителя фискального органа, становится понятно: все эти «оквэды» вообще для статистики и ими во внимание не принимаются.

Поэтому, изучая перечень видов предпринимательской деятельности, для которых можно применять патентную систему налогообложения (они перечислены в статье 346.43 НК РФ), можно найти массу затейливых моментов.

Например, следуя логике налоговой, патент на «ветеринарные услуги» по сути тоже не подразумевает того, что за них мы должны платить. Или, например, код «услуги поваров по изготовлению блюд на дому» - как готовить эти блюда, если продукты для них нельзя купить и как вести деятельность, если нельзя эти блюда продать.

Или патент «перевозка пассажиров водным транспортом», по-видимому, также осуществляется бесплатно и силами самого перевозчика, который должен быть не иначе как гандольером. Ведь в противном случае, не понятно, как он должен приобретать топливо. А уж о патенте на «производство молочной продукции» и говорить не стоит: откуда брать молоко и куда его потом девать? Какое основание в договоре контрагенту необходимо указать, ведь здесь нет даже слова «услуга», как в случае с патентом Русинова - «услуги по приему стеклопосуды и вторичного сырья, за исключением металлолома».

Росстат: ОКВЭД един для всех
Зато в Росстате с налоговой, понятно, не согласились. «Наш российский классификатор применяется всеми государственными службами, - настаивают в ведомстве. - Его должна применять и налоговая инспекция. Он един для всех. Без выбора ОКВЭД невозможно встать на учет в налоговой и вообще считать себя индивидуальным предпринимателем. Когда идет госрегистрация в налоговых органах, они самостоятельно определяют виды деятельности и заявляют при регистрации».

Так что в случае Евгения Алексеевича, пояснили в Росстате, это будут услуги по приемке вторичного сырья с последующей реализацией (46.77 — торговля вторсырьем, отходами и ломом). Таким образом, Росстат подтверждает: согласно патенту, предприниматель, по сути, покупает и продает вторсырье. То, что предприниматель купил а затем продал — это и есть услуга по приемке с последующей реализацией.

Сейчас именно это и предстоит доказать Евгению Русинову и его представителю очередному арбитражному судье. И верить, что попадут в счастливые 20% тех, на чью сторону встала Фемида в ходе тяжбы с налоговиками. Впрочем, жалобу Ольга Мамонова уже подала во вторник, 2 июля.

Комментарии

Сообщение об ошибке