+16
Подпишись: Будь в курсе жизни города!

Проблема сохранения археологического наследия и «черная археология» на Вятской земле

Источник: http://nasledie43.ucoz.ru/publ/problema_sokhraneni...

Проблема грабительских раскопок на территории Кировской области имеет давние корни. Так, еще в дореволюционный период малообразованные крестьяне в наивной надежде моментально разбогатеть перекапывали валы городищ, площадки селищ и даже могильников. Но именно в последние два десятка лет проблема незаконной археологии встала наиболее остро. Появление на рынке доступных металлодетекторов, наложившееся на пронесенное через века наивное желание обогатиться, дало ужасающие плоды. Так, археологи Научно-производственного центра по охране объектов культурного наследия Кировской области и ВятГГУ в каждом полевом сезоне сталкиваются со следами деятельности т. н. «черных копателей». Это и многочисленные ямы на полях и в бывших деревнях, и даже варварски разрытые площадки древних памятников.

Одной из основных проблем является отсутствие правовой базы, способствующей сохранению археологического наследия в нашей стране. Существующее законодательство малоэффективно в пресечении ограбления археологических памятников, принявшем характер эпидемии. Сегодня в ГД РФ идут обсуждения внесенного Минкультом законопроекта № 217902-6, направленного на пресечение несанкционированных раскопок (в рамках приведения законодательства РФ в соответствие с ратифицированной Европейской конвенцией об охране археологического наследия). Данный законопроект предполагает довольно суровые меры за незаконные раскопки. И хотя законопроект может показаться жестокими, следует согласиться с директором Института археологии РАН, академиком Н. А. Макаровым, что данный «законопроект – ответ на рост грабительства на археологических памятниках. Мы подошли к той черте, после которой закрепленные в нашем национальном законодательстве и в международных правовых документах обязательства сохранения археологического наследия как источника знаний о прошлом, принадлежащих всему обществу, теряют всякий смысл, если они не подкреплены конкретными правовыми нормами, позволяющими пресекать мародерство»
[Макаров А. Н. Археология и грабительские раскопки: комментарий к общеизвестному [Электронный ресурс]. URL: http://www.archaeolog.ru/?id=2&id_nws=224&zid_nws=9. Доступ свободный.].

Поправки были поддержаны широкой научной общественностью и есть надежда на их принятие и изменение ситуации в правовой сфере.

Сложнее обстоят дела с романтизацией образа «копателей» ими самими и СМИ, выраженной в попытках представить их «любителями истории Отечества» и «бескорыстными подвижниками науки», спасающими древности от полного исчезновения. Официальная же археология и ее представители объявляются пассивными, недалекими, закостеневшими в догмах и, как ни странно, коррумпированными. Одновременно с этим предпринимаются попытки идеологического обоснования и легализации этого «хобби», как невинного увлечения по выкапыванию монеток и крестиков на дорогах и полях, не вредящего археологическому наследию. В ход идут различные аргументы, опубликованные на грабительских ресурсах в сети Интернет.

Например, популярен тезис о том, что поиск ведется на территориях, не относящихся к объектам археологического наследия, т. е. там, где памятники не выявлены и, соответственно, никакого вреда подобные раскопки не несут. В работе же профессиональных археологов существует такой вид деятельности, как археологическая разведка, основной целью которой является как раз выявление ещё неизвестных науке археологических памятников. Так, экспедицией под руководством А. Л. Кряжевских на территории Кировской области выявлено за период с 2008 по 2012 г. 23 новых археологических памятника различной датировки: от эпохи камня до позднего средневековья. И все это обнаружено на «заброшенных полях», где, как известно любому «черному копателю», памятников нет и быть не может.

Часто используется довод о том, что большинство полей неоднократно распахивались, соответственно, культурный слой (слой земли на поселении, сохранивший остатки деятельности человека), если он там был, уничтожен и никакого ущерба копание там не несет. Такой довод также не состоятелен, так как культурный слой в любом случае сохраняется, пусть и в переотложенном виде. К тому же культурный слой зачастую бывает более мощным, чем глубина пахоты. Например, культурный слой Хлыновского городища (кремля г. Хлынова-Вятки) составляет до 4 м. Как отмечает один из создателей теоретической археологии в России, профессор Л. С. Клейн: «даже разрушенный памятник содержит массу информации для археолога – по крайней мере все найденные здесь вещи можно изучить сами по себе, их технологию и типологию, занести их на карту. Уже само географическое место их обнаружения может оказаться очень важным»
[Клейн Л. С. Археологи против черных // Троицкий вариант [Электронный ресурс]. № 123. 2013. С. 12. URL: http://trv-science.ru/2013/02/26/arkheologi-protiv-chernykh/. Доступ свободный.].

Таким образом, «прогуливаясь» с металлодетекторами, «черные копатели», хотят они того или нет, производят незаконную и непрофессиональную археологическую разведку и, выкапывая очередной фрагмент конской упряжи или монету, вполне вероятно, наносят ущерб еще не обнаруженному памятнику археологии.

Аналогично и поиск так любимых копателями крестиков и монеток, которые, как им кажется, археологам не интересны, наносит существенный вред науке. По мнению Л. С. Клейна, «для изучения материальной культуры народов прошлого археологи давно уже пользуются статистикой именно массового рядового материала. Есть методика «случайных репрезентативных выборок», есть связанные с массовым материалом демографические подсчеты»
[Клейн Л. С. Археологи против черных // Троицкий вариант [Электронный ресурс]. № 123. 2013. С. 12. URL: http://trv-science.ru/2013/02/26/arkheologi-protiv-chernykh/. Доступ свободный.].

Так, поздние металлические находки в деревнях XIX – началаXX в. позволяют судить об уровне кузнечного и ремесленного производства, монеты – проследить торговые связи и уровень экономического развития поселения, крестики – уточнить распространение христианства, а также дать характеристику ювелирного производства в разных губерниях и волостях.

Часто копатели приводят аргумент о том, что они «спасают» древности от исчезновения и готовы предоставить их на определенных условиях ученым. Но сама специфика поиска металлодетектором (даже при доступе ученых к материалам) не позволит с научной точки зрения оценить памятник. Металлический предмет, извлеченный из контекста определенного культурного слоя без должной профессиональной фиксации, утрачивает большую часть своей исторической ценности, становясь просто диковинной вещицей на полке очередного «археолога-любителя». Кроме того, находки, не имеющие материальной ценности (керамика, изделия из кости, камня и т. п.), «черными копателями» попросту выбрасываются. А ведь именно по керамическим комплексам, опять же в контексте определенного слоя, ученый может сделать основные выводы относительно памятника – определить его хронологию, культурную, а в некоторых случаях и этническую принадлежность. Таким образом, металлический предмет, извлеченный из земли без должной фиксации и последующей камеральной обработки, «скажет» исследователям довольно мало.

Все вышеперечисленное породило в сегодняшнем обществе равнодушно-позитивное отношение к «копателям». Гражданин, который согласно Конституции РФ «обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры» сам с удовольствием способствует их разрушению и ограблению: не спешит сообщать в компетентные органы о фактах незаконных раскопок, подсказывает сомнительным личностям «где лучше копать», а иногда и сам участвует в разрушении памятника (показателен случай в Удмуртской Республике, когда жители одной из деревень за небольшую сумму помогали грабителям раскапывать древнее Кушманское городище). Причем, искренне не понимая, что это плохо. Зачастую не понимают этого даже некоторые должностные лица на местах. Так, за семь лет работы в археологических экспедициях сложно вспомнить кого-то из представителей местного самоуправления, правоохранителей и местной интеллигенции с которыми мы контактировали, кто поинтересовался бы наличием Открытого листа и документов удостоверяющих личность. То есть каждый человек, устно представившись археологом, может получит необходимую информацию о древностях данной местности и спокойно заниматься противоправными деяниями. Более того, некоторые музейные работники, забыв о профессиональной этике, с радостью «принимают в дар» музею археологические предметы, явно добытые путем незаконных раскопок, тем самым поощряя грабителей на дальнейшие изыскания уже «ради науки».

Как результат всего вышеперечисленного мы имеем варварски ограбленные памятники на территории Кировской области – Юмский могильник, Подрельское селище, Подчуршинское городище, Агельдинский могильник и др. Само же явление «черной археологии» у нас пока представлено в основном т. н. «любителями истории», которые, как правило, копают в основном для личных коллекций из особого «стремления к познанию истории». По меткому выражению археологов А. С. Амальрика и А. Л. Монгайта, земля представляет собой уникальных архив исторических документов [Амальрик А. С., Монгайт А. Л. Что такое археология. М., 1966], и «археологи-любители» в таком случае подобны человеку, вырывающему «на память» понравившийся ему лист уникального архивного дела, которое восстановить в полном виде уже не удастся. Зачастую такое забавное «хобби» мутирует в серьезный криминальный бизнес. Археологам известны хорошо организованные, оснащенные и даже вооруженные группы таких «любителей истории», которые живут за счет грабежа археологических памятников.

Хотелось бы напомнить гражданам области, что «сохранение археологического наследия для грядущих поколений рассматривается в современном мире как одно из важнейших направлений глобальной культурной политики, как неотъемлемая норма при решении любых задач современного развития. Все цивилизованные государства стремятся обеспечить физическую сохранность археологических памятников на своей территории, исходя из того, что археологическое наследие – материализованная история страны, свидетельство культурного богатства и глубины национальной исторической памяти»
[Макаров Н. А. Грабительские раскопки как фактор уничтожения археологического наследия России [Электронный ресурс]. ИА РАН, 2004.

URL: http://www.archaeolog.ru/?id=129. Доступ свободный.].

И именно по этой памяти наносят удар различные «народные археологи» и «кладоискатели»: уничтожают ее непрофессиональными раскопками и растаскивают по частным коллекциям.

Егоров А. В., археолог, аспирант НЦАИ им. А. Х. Халикова (ИИ АН РТ, г. Казань), мл. научный сотрудник НПЦ по охране ОКН Кировской области.

Поделиться

Популярные материалы

Показать ещё

Сообщение об ошибке